Бог умер. Да здравствует Бог!

Мотив умирающего и воскресающего бога (а иногда и богини), присутствующий во многих религиях и мифологиях, трактуют по-разному. Для кого-то это — посев (захоронение) и последующее прорастание зерна, либо жатва (убиение) и опять-таки появление новых всходов, для кого-то — символическая трансформация личности, для кого-то же и вовсе — метафора цикличности существования Вселенной, ее периодической гибели и нового рождения из хаоса.

Art by Sara Forlenza

На мой, сугубо личный, и, конечно, очень скромный взгляд, большинство легенд об умирающем и воскресающем божестве (включая христианскую легенду) все же изначально основывались на мотиве смены времен года. По крайней мере, почти все мифические воскрешения приходятся примерно на середину весны — начало возрождения природы к новой жизни.

Так что сегодня (думаю, сами догадываетесь, по какому поводу) мы будем говорить о взаимосвязи смерти и плодородия, о богах, которые умирают и воскресают, засыпают и пробуждаются, или, в отдельных случаях, просто уходят в Мир Мертвых и после возвращаются из него.

Осужденная на смерть

Должно быть, самым древним умирающим и возрождающимся божеством была шумерская Инанна, у аккадцев, вавилонян и ассирийцев известная как Иштар. Инанна была богиней красоты, любви, секса, плодородия, а также войны, правосудия и политического влияния. Ее звали «Царицей Небес» и отождествляли с планетой Венера. Культ Инанны восходит, по меньшей мере, к четвертому тысячелетию до нашей эры.

Инанна, как полагается богине любви, была чрезвычайно привлекательной, но ветреной, и даже коварной женщиной. Мужчин она меняла как перчатки, за что в знаменитом аккадской эпосе о царе Гильгамеше главный герой напрямую называет ее блудницей. Кроме того, Инанна известна тем, что выкрала сущности-силы («мэ») у бога мудрости Энки и отняла храм у бога неба Ану. 

Art by Felipe Pérez

Старшая сестра Инанны, богиня Эрешкигаль, была властительницей шумерского мира мертвых, носившего название Кур или Иркалла. Мир этот находился в глубокой и мрачной подземной пещере и обитатели его — тени умерших — вели там призрачное отражение земной жизни. Судя по всему, сестры не очень-то ладили и, когда однажды Инанна решила посетить Иркаллу, Эрешкигаль отнеслась к этому с большим подозрением. Она повелела привратнику мира мертвых, младшему божеству Нети, запереть все семь врат и пропускать Инанну через каждые из них только после того, как она снимет с себя один из предметов одежды, в которых заключались ее могущественные мэ — силы и символы власти.

Пройдя все семь врат и расставшись с тиарой, ожерельем, подвеской, запястьями, покрывалом, мерным жезлом и даже набедренной повязкой, Инанна предстала перед троном сестры, нагая и беспомощная. Там, по приказу Эрешкигаль, ее судили семь подземных судей Анна (или Ануннаки) и признали виновной в гордыне. Их разгневанный взор умертвил Инанну и труп ее повесили на крюк.

Art by Mitchell Nolte

Однако богиня знала, что может не вернуться из царства смерти (потому что никто не возвращается оттуда). И потому, заранее, попросила свою прислужницу Ниншубур молить о помощи других богов, если она, Инанна, не вернется в течение трех дней. Поначалу боги отказались спасать Инанну, заявив, что та заслужила свою судьбу. И только добрый и мудрый Энки принял вызов и решился помочь богине. 

Из грязи из-под собственных ногтей он сотворил два бесполых создания и повелел им ублажить Эрешкигаль, а когда она предложит им награду, попросить у нее труп Инанны. Когда творения Энки предстали перед царицей подземного мира, та корчилась в родовых муках и обещала им все что угодно, если они смогут облегчить ее боль. Забрав труп Инанны, посланцы окропили его водой и пищей, после чего богиня возродилась.

Art by Bastien Lecouffe Deharme

Но и после этого сестра не оставила ее в покое. Она отправила вслед за беглянкой злобного демона Галлу и заявила, что никто не может покинуть мир теней, если не пришлет себе замены. 

Однако здесь начинается уже новая история воскресающего бога, а именно — мужа Инанны Думузида.

Пастуший бог

Шумерский Думузид или вавилонский Таммуз был богом пастухов. Одна из версий мифа рассказывает, что Думузид соперничал за руку прекрасной Инанны с богом земледелия Энкимду, и поначалу богиня предпочла земледельца. Но Думузид не отступил так просто и убедил избранницу, что на каждый дар, который может предложить ей грязный пахарь, у него найдется равноценный или даже лучший дар. Подумав, богиня изменила свое решение и связала себя узами брака с Думузидом.

Art by Willow Arlenea

Однако когда Инанна вернулась из царства мертвых, преследуемая демонами, которые требовали от нее замену, она обнаружила, что все близкие оплакивали ее. Все, кроме Думузида. Супруг, одетый в лучшие наряды, вальяжно возлежал под деревом и вкушал наслаждения любви с рабынями. В ярости, Инанна указала демонам смерти на него — пусть неверный муж станет ее заменой!

Но прошло время, и любящая Инанна все же загоревала о своем утраченном супруге. Еще больше убивались сестра и мать Думузида — богиня виноделия и толкования снов Гештинанна и богиня овец Сиртур. Втроем, они разыскали место пребывания Думузида и заключили договор с госпожой мира мертвых Эрешкигаль: полгода Думузид будет проводить под землей среди мертвецов, а другую половину — на небесах среди богов. И в те полгода, когда мертвый бог возвращался к жизни, в подземном мире его заменяла сестра Гештинанна.

Прекрасный господь

У древних греков миф об Инанне и Думузиде принял несколько иной облик. Считается (судя по всему, так считали сами греки), что культ умирающего и воскресающего бога Адониса пришел в Грецию из Финикии. И на языке финикийцев его имя обозначало «господь». Но согласно греческому мифу, Адонис был все же человеком. Его мать, кипрская царевна Мирра, оскорбила богиню любви Афродиту, похвалившись, что прекраснее самой богини. В отместку, разгневанная Афродита пробудила в Мирре греховное влечение к ее собственному отцу. Под покровом темноты, прибегнув к хитрости и обману, сжигаемая страстью Мирра пробралась на ложе отца и, таким образом, совокуплялась с ним девять ночей подряд. Плодом этого кровосмешения и стал Адонис.

Однако отец все же опознал свою дочь и, в ярости, набросился на нее с обнаженным мечом. Беременная Мирра бежала прочь и, наконец, была обращена богами в мирровое дерево. Младенца же извлекли из щели в ее коре. 

Art by Marcantonio Franceschini

Виновница злой судьбы матери Адониса Афродита отдала ребенка на воспитание богине подземного мира мертвых — Персефоне. Повзрослев, Адонис стал столь пригожим юношей, что обе богини — и Афродита, и Персефона — возжелали сделать его своим любовником. Спор богинь решал сам верховный владыка Зевс и постановил, что треть года юноша будет проводить с Персефоной, треть — с Афродитой и еще треть — с кем ему вздумается. Адонис выбрал также отдать это время Афродите.

Таким образом, Персефона почувствовала себя обделенной и надумала отомстить. Ну и заодно заполучить Адониса в свои владения навсегда. Поскольку юноша был увлеченным охотником, подземная богиня подослала к нему на охоте разъяренного кабана. И тот смертельно ранил Адониса в бедро. Афродита нашла возлюбленного истекающим кровью, и он умер у нее на руках.

Art by Luca Giordano

Впрочем, есть и другие версии появления смертоносного кабана. По одной, в него превратился сам Арес, грозный бог войны и ревнивый любовник Афродиты. Другая возлагает ответственность за гибель Адониса на богиню охоты Артемиду, которой богиня любви также чем-то насолила. Третья — на брата Артемиды, бога искусств Аполлона.

Как бы то ни было, Адонис умер. И, как водится, Афродита была столь безутешна в своем горе, что (опять же, по одной из версий мифа) боги позволили ей забирать возлюбленного из мира мертвых ровно на полгода. И когда Адонис возвращается на Землю, вся природа ликует и цветет.

Art by John William Waterhouse

Ну а менее оптимистичная развязка истории гласит, что все, чего смогла добиться Афродита — так это превратить мертвого Адониса в прекрасный цветок анемоны.

Вкусившая пищи мертвых

Но, конечно же, помимо заимствованного и перефразированного финикийского Адониса, у греков были и свои умирающие и воскресающие боги. И самая известная из них, разумеется, та самая богиня Персефона.

В буквальном смысле, Персефона не умирала. Но, став избранницей бога подземного царства мертвых Аида, оказалась, в каком-то смысле, похороненной заживо. Для тех, кто не знаком с этим мифом, дело было так.

Однажды прекрасная и юная дочь богини плодородия Деметры, дева Персефона, беспечно гуляла по зеленым лугам вместе со своими подружками — нимфами Океанидами, собирала цветы, плела венки и радовалась жизни. Она не знала, что ее отец, верховный бог и громовержец Зевс, тайно сосватал ее своему старшему брату, мрачному Аиду. Внезапно земля разверзлась перед Персефоной и черная колесница, запряженная страшными и грозными скакунами пронеслась мимо. В колеснице восседал сам Аид. Он немедленно подхватил девушку, и умчался прочь прежде, чем кто-то заметил его.

Обеспокоенная исчезновением дочери, Деметра отправилась на поиски. Она расспрашивала о Персефоне ее подруг Океанид — они ничего не видели. Она спрашивала богов — они ничего не знали или не хотели говорить. Она спрашивала людей, зверей, птиц и растения — никто не мог ответить ей. Наконец она пришла к самому богу Солнца Гелиосу. И, в своем пути по небу, он видел, как похитили Персефону, и рассказал об этом Деметре.

Art by Ashramart

Богиня была оскорблена. Богиня была убита горем. Приняв облик простой смертной, она покинула Олимп, где жили все боги, и ушла странствовать в одиночестве. Покинутая Деметрой природа завяла и перестала плодоносить. Люди голодали, богам больше не приносили жертв…

Тогда-то своевольный Зевс раскаялся в том, что не спросил согласия матери Персефоны, отдавая дочь за бога мертвых Аида. И, чтобы исправить содеянное, отправил своего гонца, бога Гермеса, к трону брата и повелел ему отпустить Персефону к матери. Аид согласился, но все же решил схитрить. Он принудил жену проглотить несколько зерен граната и после заявил, что тот, кто вкушал пищу мертвых, не может вернуться в мир живых.

Art by Soni Alcorn-Hender

Тогда и порешили, что Персефона будет покидать Аида лишь на полгода, возвращаясь к матери. А других полгода проводить в царстве смерти. И когда Персефона приходит на Землю, Деметра так радуется ее возвращению, что благословляет поля и рощи новым цветением и ростом. Когда же она уходит, богиня плодородия вновь погружается в печаль и приходит осень.

Милостивый судья

В Древнем Египте существовала своя история любви, смерти и воскрешения. Она рассказывала о старшем сыне Земли и Неба, наследнике Атума и Ра, милостивом боге-правителе Осирисе, коварно убитом собственным младшим братом Сетом.

Мотивы Сета, равно как и способ, которым было произведено убийство, варьируются и, зачастую, остаются неясными. Предполагают, что древние египтяне просто избегали упоминать сие печальное событие во всех подробностях, и иногда даже отрицали факт смерти Осириса, дабы не накликать беду. Однако считается, что бог пустыни, хаоса и разрушения Сет задумал покушение на жизнь державного брата либо с целью узурпировать трон (что позже и сделал), либо из ревности, поскольку Осирис переспал с женой Сета Нефтидой. По некоторым версиям, он сговорился с семидесятью двумя сообщниками и, хитростью заманив Осириса в ловушку, убил и расчленил его на сорок две части, разбросав по всему Египту. Либо же заключил в деревянный гроб и бросил в Нил. В нескольких источниках можно обнаружить свидетельства того, что во время убийства Сет принял облик какого-либо животного, например, крокодила. 

Art by Janice Duke

Итак, Осирис умер. И, что любопытно, искать тело убиенного бога отправились две богини: его собственная любящая жена Исида и та самая жена Сета Нефтида, из-за которой, вероятно, и разгорелся весь сыр-бор. Кстати, обе приходились ему также сестрами, но это уже мелочи, инцест среди богов далеко не редкость. Приняв облик коршуна и сокола, жалобные крики которых ассоциировались у египтян с погребальным плачем, обе богини прочесывали земли Египта вдоль и поперек, пока не собрали все разбросанные части тела Осириса. И вот тут-то начинается самое интересное.

При помощи бога мудрости Тота (либо бога бальзамирования Анубиса), великая целительница Исида собрала тело мужа воедино и своей магией вернула его к жизни. Правда, по версии древнегреческого автора Плутарха, одну важную деталь богине разыскать не удалось — пенис Осириса успели сожрать рыбы. И, не долго думая, предприимчивая Исида заменила его глиняным «протезом». Впрочем, египетские источники этой версии не подтверждают, настаивая, что все части тела бога остались в сохранности. Итак, собрав «мозаику», Исида, вновь обернувшись соколом, вдохнула жизнь в мертвое тело взмахом крыльев и немедленно совокупилась с воскресшим супругом. После чего Осирис, как ни печально, вновь умер. Ну, все-таки, свои силы иногда надо рассчитывать. Но успел оплодотворить жену и Исида зачала будущего Гора.

Art by Jeszika Le Vye

Безусловно, посмертно рожденный Осирисом Гор стал, своего рода, его новым воплощением и отомстил за отца, оскопив и низвергнув узурпатора. Но здесь не об этом. Сам Осирис, после всех своих трансформаций и злоключений, покинул мир живых, но стал править миром мертвых. Он стал богом жизни после смерти, богом плодородия и возрождения, поскольку ежегодные разливы Нила, приносившего пустыне благодатный ил, стали считаться связанными с его семяизвержением. Его звали Владыкой Безмолвия и Тем, Кто Вечно Милостив И Юн, Первым Из Жителей Запада и Царем Живущих, потому что умершие праведники считались истинно «живыми».

Art by Sara Forlenza

И каждый год, во время гелиактического (то есть рассветного) восхода созвездия Орион, Осирис словно воскресал заново, отдавая свои живительные силы полям Египта. 

Дважды рожденный

Но вернемся в Древнюю Грецию. Там египетский Осирис принял облик дважды рожденного бога вина Диониса. Верней, старшего Диониса или Загрея.

Впервые Загрея упоминают в текстах вместе с богиней Земли Геей и зовут там «высочайшим богом». Также его иногда связывают с подземным миром мертвых, что, возможно, указывает на тождественность с Аидом. Однако в наиболее известной версии легенды, Загрей был рожден женой мрачного Аида, богиней весны, растительности и цветения, царицей мира мертвых Персефоной. На этот раз Персефону соблазнил ее собственный отец Зевс, приняв облик змея. Плодом их любви стал рогатый мальчик Дионис-Загрей.

Art by Ashramart

Зевс спрятал ребенка от собственной жены, ревнивой богини неба Геры на горе Ида (где в младенчестве скрывали его самого) и приставил к нему стражу из неистовых куретов, развлекавших мальчика своими ритуальными танцами. По слухам, Загрей был так могуч и так люб сердцу отца, что Зевс даже помышлял сделать его своим наследником. Но то, что сработало когда-то, укрыв юного Зевса от глаз его кровожадного отца, титана Кроноса, не помогло во второй раз. Гера без проблем разыскала очередного незаконного отпрыска своего распутного муженька и решила расправиться с ним.

Усыпив внимание куретов и выманив ребенка яркими игрушками, самой заманчивой из которых оказалось зеркальце, богиня натравила на Диониса-Загрея злобных титанов, извечных врагов олимпийцев. Титаны растерзали рогатого младенца на части, сварили в котле и съели. Разгневанный Зевс испепелил убийц своего сына, а из их пепла произошёл род людской.

Art by Painted Rose and Ghastly Lullaby

Впрочем, эта часть сильно варьируется. Например, в некоторых изложениях, прежде, чем умереть, Загрей успел совершить деяние, достойное культурного героя: впервые в истории человечества впряг в плуг быка, заставив его пахать поле. Другие же объясняют зооморфную черту Загрея тем, что, спасаясь от титанов, юный бог принимал обличия разных животных: льва, змеи и, наконец, быка. В последнем облике он умер.

Есть также версии мифа, в которых котел с расчлененным Дионисом-Загреем попал в руки кого-то из богов (Аполлона, Реи или Деметры) прежде, чем дело дошло до трапезы. В этих случаях со старшим Дионисом происходит почти то же самое, что и с египетским Осирисом: растерзанное тело собирают заново и возвращают к жизни. Причем, похоже, более успешно, чем это получилось у Исиды.

Art by Alex Weeks

Но, опять же, самый популярный миф излагает историю воскрешения Загрея несколько иначе. Единственное, что успела спасти от уничтожения посланная вслед за титанами богиня мудрости Афина — это еще живое, бьющееся сердце мальчика. За что, кстати, по этой версии, и получила прозвище Паллада — «все еще бьющаяся». Сердце она доставила к Зевсу, а тот смолол его в порошок и подмешал в питье своей новой любовнице, фиванской царевне Семеле. После чего она и зачала нового Диоониса, будущего неистового и прекрасного юношу, знаменитого бога виноделия.

Пресветлый бог

Дальний отголосок мифа об убитом родным братом Осирисе можно услышать и в печальной истории скандинавского бога Бальдра. Правда, в случае с Бальдром все было немного по-другому.

В сущности, нет ни одного прямого свидетельства, проясняющего вопрос богом чего именно был светлый Бальдр, сын великого Всеотца Одина и его державной жены Фригг. Но, исходя из того, что сына Водена — англо-саксонского аналога Одина — звали не Бальдром, а Бальдагом, а корень «даг» обозначает «день» как светлое время суток, можно предположить, что Бальдр — бог света. Соответственно его слепой брат Хёд, по некоторым теориям, вполне мог быть персонификацией ночи и тьмы. Однако зла брату Хёд вовсе не желал. Зла светлому богу желало лишь одно существо во всей Вселенной. Нетрудно догадаться, что это — Локи.

Art by Evan Järvinen

Легенда рассказывает, что и сам Бальдр, и его мать, богиня-провидица Фригг, видели сны, предвещавшие ему гибель. Надеясь обмануть судьбу, Фригг обошла всю Землю и взяла клятву не только с живых существ, но и камней, металла, воды и огня, ядов и болезней, что никто из них не тронет ее драгоценного сына. После чего добрый и наивный Бальдр почувствовал себя в полной безопасности и принялся играть в весьма рискованную игру с другими богами: он выходил на поле и все, кому ни лень принимались бросать в него камнями, стрелять из лука, рубить мечами и разить копьями. И камни, и железо, и дерево стойко держали данное слово и Бальдр оставался невредим. И вот тогда-то бог-хитрец, насмешник и злодей Локи взглянул на происходящее и счел что не дело это — кому-то быть настолько неуязвимым.

Art by Beef Mince

Хитростью выведал он у самой Фригг, что есть на свете одно слабое и юное растение, с которого богиня не взяла обещания. То ли сочла его слишком немощным и ничтожным, чтобы обеспокоиться, то ли слишком незрелым, чтобы давать осмысленные клятвы. Этим растением оказалась омела.

Те, кто видел омелу, понимают, что убить кого-то ее прутиком — задача не из простых. Но не даром же Локи — хитрец из хитрецов, ловкач и на все руки умелец! Срезав побег растения-паразита, он все же умудрился выстругать из оного стрелу (а по некоторым версиям — даже копье). После чего услужливо предложил, казалось бы, невинное оружие слепому Хёду. Тот, в силу своей незрячести, в игре не участвовал, а просто тихо сидел в стороне. Локи подсказал обделенному радостями жизни слепцу в каком направлении метнуть стрелу — и коварная омела сразила прекраснейшего из богов насмерть.

Art by Evan Järvinen

Бальдра торжественно похоронили, уложив в величайшую в мире ладью Хрингхорни и предав огню. В погребальный костер отправили и боевого коня Бальдра, и знаменитое кольцо Драупнир, одно из бесценных сокровищ Одина. По слухам, бросилась в костер и его убитая горем жена Нанна. На прощание, Один прошептал что-то на ухо мертвому сыну, но никто не знает что именно.

Воскресить Бальдра пытались уже сразу после смерти: Фригг отправила в холодное царство мертвых гонца к подземной богине Хель и умоляла ее отпустить сына. Хель согласилась, но при одном условии: если все живое и мертвое в мире будет скорбеть и оплакивать его. По всей Земле разлетелась весть и плакали даже камни. Но не плакала одна жестокосердная великанша по имени Тёкк. И Бальдр остался в аду.

Art by Daniel Andrews

Так что воскресение светлого как день, мудрого и безгрешного Бальдра еще только грядет: предсказано, что после гибели мира в пламени Рагнарёка Бальдр и его невольный убийца Хёд вернутся из мира мертвых, забудут взаимные обиды и станут править новым, возрожденным миром.

Король под горой

Ну и в заключение, думаю, можно упомянуть такой любопытный и весьма распространенный мотив как «Король под горой», который уже плавно перетекает из категории мифа в легенду.

Дело в том, что в ряды «королей под горой» нередко попадают не только мифические правители и герои, но и вполне исторические персонажи, жизнь которых была овеяна легендами. Среди них и знаменитый король Артур, и его мудрый наставник Мерлин, и Финн Маккул, предводитель ирландской Фианны, и могущественный король франков Карл Великий, и император Священной Римской империи Фридрих Барбаросса, и грузинская царица Тамара, и индейский вождь Текумсе, и даже украинский поэт Тарас Шевченко. А объединяет их всех то, что они как бы не умерли, а спят где-нибудь в тайной пещере, на вершине горы, под курганом или на отдаленном острове. И однажды, когда их народу будет угрожать смертельная опасность, они проснутся и придут людям на помощь. Ну а еще, конечно же, то, что сами они стали своего рода символом Золотого Века своей страны.

Art by Thomas Tan

Первую задокументированную историю такого рода рассказывает древнегреческий историк и философ Плутарх. На самом деле речь в ней идет о каком-то боге или герое бриттов, которого автор, в соответствии с существовавшей традицией греков, отождествляет с титаном Кроносом. «Кронос» спит в некой глубокой пещере на безвестном острове, ложем ему служит золотая скала, а над вершиной скалы летают птицы. Любопытно, что почти все эти основные элементы — пещера, золото и птицы — сохранились и в большинстве последующих рассказов о королях под горой.

Иногда под горой спит не один лишь король, но целое войско. Иногда герой вовсе не засыпает, а всего лишь уходит (обычно уплывает) из мира смертных куда-то за горизонт, пообещав вернуться, когда будет больше всего нужен (как это делает финский первочеловек Вяйнямёйнен или ацтекский бог Кетцалькоатль). Иногда спящим под горой оказывается и вовсе злодей, как тот же коварный убийца Бальдра Локи, заточенный в подземной пещере — тогда, конечно, его грядущее освобождение предвещает не возвращение Золотого Века, а гибель всему живому.

Art by Soni Alcorn-Hender

Вероятно, королем под горой можно считать и валлийского великана Бендигейна Врана или Брана Благословенного. Правда, Бран все же умер по-настоящему, хотя уже после смерти его отсеченная голова продолжала жить еще семь долгих лет и, наконец, была похоронена под Белым Холмом Лондона лицом к Франции — таким образом, грозный взор подземного короля должен был охранять Британию от вторжения.

На чудесном острове Авалон, где вечно цветут яблочные сады и правит таинственная Фея Моргана, спит крепким сном великий король Артур. Получив смертельную рану в своей последней битве, он все же не умер, потому что четыре печальные королевы из потустороннего мира погрузили его в сон и увезли на остров. По некоторым рассказам, вместе с королем спит его жена Гвиневера и отважный рыцарь Ланселот, или даже все рыцари Круглого Стола. Однажды Король Былого и Грядущего восстанет и вернется на трон. А до тех пор — не тревожьте покой спящих! Их время еще не пришло.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: