Чему пират не рад? Легенды семи морей

Образ пирата, каким мы знаем его сегодня — сам по себе легенда. Или даже отчасти миф. Поскольку почти все самые яркие и залихватские аттрибуты пиратства: сундуки с золотыми монетами, карты спрятанных сокровищ, прогулка по доске, черная метка, пиратская треугольная шляпа с пером, деревянная нога и крюк вместо руки, повязка на глаз, серьга в ухе и попугай на плече — не более, чем вымысел писателей и художников девятнадцатого века. Хотя, повязку пираты, похоже, все-таки носили, но не по причине одноглазости и даже не в подражание Одину, а чтобы один глаз был всегда привычен к темноте — в трюме корабля, как-никак, было весьма темно. 

И Веселого Роджера действительно частенько поднимали. Но далеко не всегда: флаги у пиратов были очень разные, у кого на что фантазии хватит. Кто-то рисовал роскошного дьявола с песочными часами в одной руке и копьем, нацеленным в алое сердце в другой, кто-то вообще ограничивался черным или красным полотнищем без рисунка. Кроме того, хороший пиратский корабль частенько имел в своем распоряжении несколько государственных флагов и менял их как перчатки: скажем, для защитной маскировки (не трогайте меня, я свой) или дабы послать преследователя по ложному следу (пусть думают, что это были наши враги, а не мы!)

И женщины на корабле очень даже попадались. Но, если они не были обычными корабельными шлюхами, то одевались достаточно скромно и по-мужски. Или даже старались походить на юношу настолько, насколько это возможно.

А еще пираты, конечно же, были очень суеверны. Как, впрочем, и все моряки. Так что всевозможные проклятья, живые мертвецы, подводные чудовища, кракены, драконы, левиафаны, летучие голландцы, русалки и сам морской дьявол были привычной повседневностью пирата.

Так называемый «золотой век пиратства» пришелся на семнадцатый-восемнадцатый век нашей эры, времена активной колонизации Америки и Индии. Но пираты процветали и успешно доставляли неприятности мирным гражданам едва ли не во все времена. И не только простым смертным, но и сильным мира сего, а иногда — даже богам. Например, однажды пленником тирренских пиратов стал древнегреческий бог виноделия Дионис.

Морские разбойники-чужеземцы (поскольку тирренами греки называли попросту чужаков, не-греков) взяли в плен юного сына Зевса и Семелы и, приняв его за отпрыска какого-нибудь царя или правителя, собирались обменять на богатый выкуп. Или же, в крайнем случае, выгодно продать в рабство. Но когда они попытались связать его — грубые веревки сами упали с рук прекрасного и невозмутимого бога. Глядя на это чудо, кормчий корабля пиратов заподозрил недоброе и стал убеждать сотоварищей поскорее высадить пленника на ближайший берег — пока тот не обрушил на их головы громы и молнии или не поднял на море бурю. Но пираты только посмеялись над суеверным кормчим: да никакой это не Зевс и не Посейдон! И сами боги послали нам такую отличную добычу!

Не мешкая, пираты натянули паруса и вознамерились отвезти богатого юношу куда-нибудь в Египет или на Кипр, где за него дадут хорошую цену. Но, внезапно, с черных парусов потекло сладкое вино, а мачты опутали тяжелые виноградные лозы и цветущий плющ. Потрясенные, пираты обмерли. Тут-то они пожалели о своей прежней дерзости и самонадеянности. Но было уже поздно: разгневанный бог обернулся грозным ужасающим львом, а на помощь себе призвал огромного косматого медведя. В страхе, пираты столпились вокруг кормчего, а когда же увидели, как лев напрыгнул на капитана и разорвал его — спасаясь от смерти, побросались в море.

Дионис пощадил лишь кормчего, позволив ему вернуться домой в целости и сохранности. Остальных же превратил в дельфинов, сделав вечными пленниками моря.

Легенда о кракене каким мы его знаем — головоногом моллюске, топящем корабли — возникла примерно в конце 18-го века. До этого кошмар моряков был известен скорее как чудовищная рыба или даже рыбокраб. 

Древнеисландские саги рассказывают о подводных монстрах по имени Хафгуфа («морской туман») и Лингбак («вереско-спина»). Лингбак была величайшей в мире касаткой, но самым огромным морским чудовищем считалась Хафгуфа. Именно она могла проглатывать людей и даже целые корабли. Позднее, анонимный норвежский автор также описывает этих двух чудовищ, которых он считает гигантскими рыбами. По его словам, хафгуфу (которую позже станут именовать кракеном) видят всегда в одной и той же части Гренландского моря и определить ее размеры крайне трудно, но когда она показывается, то выглядит скорей как остров, чем живое существо. Также, он свидетельствует, что моряки всегда видят одних и тех же двух исполинских рыб, из чего делает предположение, что в природе их всего две особи и обе лишены возможности к размножению (что неминуемо вызывает ассоциации с библейским морским змеем Левиафаном). Хафгуфа питается, приманивая огромные стаи рыб к своей разинутой пасти. В качестве приманки она срыгивает часть пищи из своего желудка. Когда рыбы подплывают достаточно близко и в достаточных количествах, монстр захлопывает пасть и проглатывает добычу.

В 18-м столетии кракен стал кракеном — осьминогом с шипами на щупальцах, настолько огромным, что мог бы обхватить самый большой военный корабль и утащить его на дно. С тех пор его пугающий образ используется во множестве фантастических и приключенческих книг, в фильмах и видеоиграх. Именно он, по приказу Дэви Джонса, преследует капитана Джека Воробья в «Пиратах Карибского моря».

Сам Дэви Джонс — это еще один персонаж пиратской мифологии, морской дьявол, который забирает души отъявленных мерзавцев на дно морское. Происхождение имени и образа Дэви Джонса точно не известно, однако существует несколько распространенных версий. По одной, это — призрак пирата Дэвида Джонса, державшего паб где-то на побережье Индийского океана и похищавшего моряков, по другой — близорукого и невезучего моряка Даффера Джонса, часто вываливавшего за борт по рассеянности, по третьей — библейского пророка Ионы, проглоченного китом (Дьявол Иона), ну и наконец, это может быть сам Сатана. Как бы то ни было, Дэви Джонс «запирает» души мертвых пиратов и моряков в своем «сундуке», который, по сути, не что иное, как эвфемизм для морского дна.

Вот как это описано в одном из вариантов знаменитой пиратской песни «Пятнадцать человек на сундук мертвеца»:

Вот тут-то и вынырнул чёрт Дэви Джонс, 
Йо-хо-хо, и бутылка рому! 
Он вынырнул с чёрным большим ключом. 
Йо-хо-хо, и бутылка рому! 
С ключом от каморки на дне морском, 
Йо-хо-хо, и бутылка рому! 
Таращил глаза, как лесная сова, 
Йо-хо-хо, и бутылка рому! 
И в хохоте жутком тряслась голова. 
Йо-хо-хо, и бутылка рому! 
Сказал он: «Теперь вы пойдете со мной, 
Йо-хо-хо, и бутылка рому! 
Вас всех схороню я в пучине морской». 
Йо-хо-хо, и бутылка рому! 
И он потащил их в подводный свой дом. 
Йо-хо-хо, и бутылка рому! 
И запер в нём двери тем чёрным ключом. 
Йо-хо-хо, и бутылка рому!

У Дэви Джонса есть и жена — злобная морская ведьма Матушка Кэри. На пару они поднимают шторма и топят корабли.

Фата Моргана — итальянское имя артуровской волшебницы Феи Морганы. В морских преданиях, она создавала волшебные замки в воздухе и ложные земли на горизонте, заманивая моряков и обрекая их на гибель. Именем феи и сейчас называется сложный комплекс причудливых видоизменяющихся миражей, чаще всего наблюдаемый на горизонте моря. 

К фата-морганам относят и знаменитый Летучий Голландец — призрачный корабль, блуждающий по морям, появляясь из ниоткуда и исчезая в никуда.

Легенда о корабле-призраке возникла в семнадцатом веке, когда Голландия владела монополией на торговлю в Индии и Индонезии, переправляя в Европу такие ценные товары как шелк, чай, пряности и опиум. В самых ранних упоминаниях Летучего Голландца о нем говорится всего лишь как о призраке погибшего судна, которое однажды принесло бурей к Мысу Доброй Надежды. Однако со временем история корабля обросла новыми мрачными подробностями: он сделался не простым, но, конечно же, пиратским судном, на борту которого перевозили богатый груз награбленного, а его капитан непременно обвинялся в сделке с Дьяволом — не важно, за что: за реальные прегрешения или же за то, что при жизни его корабли ходили слишком уж быстро.

Есть свой корабль-призрак и в фольклоре острова Чилоэ. Зовется он Калеуче.

Согласно чилийской легенде, Калеуче — большой и невероятно прекрасный белый корабль с тремя мачтами и пятью парусами на каждой из них, который курсирует у побережья острова Чилоэ по ночам. На корабле всегда ярко горят огни и слышны звуки веселого гулянья на борту. Однако корабль исчезает так же внезапно, как появляется, не оставив ни следа. 

Считается, что Калеуче — живое существо, наделенное разумом и чувствами. 

Призрачный корабль может передвигаться как по воде, так и под водой.

По одной из легенд, команда корабля — утопленники, которых затаскивают на борт призрака чилийские морские девы — Сирена и Пинкойя, а также их брат Пинкой. Оказавшись на борту, мертвецы могут продолжать существовать, как если бы и не умирали или ожили снова.

По другой версии, корабль-призрак используют колдуны, чтобы перевозить свои сокровища. Каждые три месяца они также отправляются на нем в путешествии, чтобы улучшить свои магические способности.

В общем, море испокон веков грозило пирату неизведанными ужасами и невообразимыми опасностями. Но когда и кого это останавливало? В конце концов, есть ром, три тысячи акул мне в глотку!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: