Мрачная техно-кельтика у истоков Амбера

Довелось мне давече наткнуться на коротенький роман (по нынешним меркам, скорее повесть) американского дуэта первой половины прошлого века — Генри Каттнера и Кэтрин Мур. Зачем я вообще пошла это читать? Ну так, не считая того, что я просто люблю такое «старьё», роман «Темный мир» числится в списке произведений, вдохновивших на создание цикла «Хроники Амбера» самого Роджера Желязны! А это имя вы, хоть краем уха, да наверняка слышали. А когда речь заходит о таких «вдохновителях» и «первопроходцах», моё любопытство возрастает вдвойне. Вот и привело оно меня в 1946-й год, когда впервые было опубликовано это творение.

Прошу заметить, что 46-й год — это почти десятилетием раньше «Властелина колец». И жанр фэнтези на тот момент был, ну, не то, чтобы прямо в зачаточном состоянии, но определенно в статусе бульварно-журнального чтива. По-английски это зовется pulp-fantasy. Слыхали про такой журнал: «Weird Tales»? — Если вы — фанат Говарда или Лавкрафта, то наверняка слыхали. Вот, собственно, для него и других подобных и ваяли тогдашние популярные фантасты меча и магии. Дешево, быстро, крикливо, ярко, с сильным привкусом эротизма, мозгами по стенке и щупальцами Ктулху изо всех щелей. Понятное дело, Каттнер ко всему этому тоже руку приложил.

Но ближе к делу. «Темный мир» — это, безусловно, фэнтези меча и магии, но магия в нем никак не сказочная. Честно говоря, не берусь судить, есть ли это прихоть самого автора, или все же требование эпохи — не настолько хорошо осведомлена о тогдашних тенденциях. Но почти все, что выглядит (и, по замыслу, должно выглядеть!) как волшебство, в романе Каттнера получает приблизительное научно-техническое толкование. Оборотень? — Нет, конечно, просто мутант, который частично получил способность перестраивать собственное тело, частично дополняет эффект внушением, так, чтобы наблюдателю «казалось», будто он превращается в волка. Бессмертный бог? — Да не более, чем супермутант, поддерживающий свое существование за счет повышенного радиоактивного фона внутри святилища! Колдовской посох, волшебная арфа? — Всего лишь высокотехногенные приборы для воздействия на импульсы мозга или концентрации энергии. И так далее. Но тем забавнее, что за всем этим проступают знакомые и отчетливые образы кельтской (и иногда греческой) мифологии.

Имя великого и ужасного псевдо-бога планеты Темный Мир (своеобразного двойника Земли) на русский язык немного неточно переводят как Ллур. Но даже за такой маской можно без труда разглядеть валлийско-ирландского бога моря, не менее грозного и устрашающего Ллира. Собственно, в оригинале это и есть Ллир. Книжный Ллур жесток и кровожаден, обитает в некой запредельной реальности, но властвует над Темным Миром, временами пробуждаясь по зову Посвященного. Его именем планетой правит также некий Совет (в оригинале, скорее, Шабаш — Coven), в который входят пятеро могущественных мутантов. Один из них — главный герой, от имени которого идет рассказ. Но о нем чуть позже. Другие четверо носят имена волшебницы Медеи из греческих мифов (ее происхождение даже и не скрывается, по ходу повествования Медею то и дело величают «ведьмой Колхиса», то есть Колхиды), ирландского короля Матолха, жестокосердного супруга валлийской принцессы Бранвен из Второй Ветви Мабиноги (в русском переводе он стал Матолчем, что меня, признаться, изрядно раздражало), Эдейрн, также мутировавшей в некую Эйдери и Гаста Райми. С двумя последними дело сложнее. Эдейрн — по сюжету маленькая, как ребенок, женщина-мутант, которая всегда прячет лицо под капюшоном, потому что обладает некой таинственной и смертоносной силой взгляда (кто-то уже, наверняка, догадался какой именно). Однако имя она носит мужское и тоже валлийское. Эдейрн ап Нудд — брат знаменитого короля фейри, Гвина ап Нудда («которого Господь поставил стеречь демонов Аннуина, чтобы они не уничтожили мир»). Что же касается Гаста Райми, то здесь я и вовсе в растерянности. Так что скажу только, что под его именем скрывается другой — безумно знаменитый — мифологический персонаж, которого завлекла в чуждый потусторонний мир женщина по имени Вивиан. Ах да, еще в повести фигурирует Белая Ведьма Фрейдис, часто именуемая «валькирией». Не считая того, что имя Фрейдис носила героиня-воительница «Саги о Гренландцах», можно здесь разглядеть и отсылку к северной богине любви, колдовства и войны Фрейе, хозяйке Фолькванга, места посмертного обитания героев.

А что же с главным героем? — Мне кажется, что именно его фигурой, по большому счету, и ограничивается влияние Каттнера на Желязны. Фанаты «Амбера» сразу припомнят имя Ганелон и встрепенутся при упоминании истории человека (человека ли?), затерянного в мире под названием Земля, утратившего память и лишь смутно припоминающего странные, расплывчатые образы другого мира, которые зовут и твердят: «Ты — не тот, кем ты себя считаешь!» Но если Корвин, принц Амберский — личность противоречивая то ли изначально, то ли в силу долгих лет, проведенных в чуждой реальности, то лорд Ганелон, пятый член правящего Совета/Шабаша/Ковена — исключительно одиозная фигура, и все его внутренние противоречия порождает искусственное наложение памяти и личности его земного двойника — ветерана войны Эдварда Бонда — на его собственное сознание. Как итог, пленник этой навязанной шизофрении совершает противоречивые поступки, в зависимости от того, какая из двух личностей берет верх. А они — самые настоящие моральные антиподы!

И что же мы имеем в результате? — Достаточно любопытный симбиоз научной фантастики, мифологии и героического (или, быть может, скорее антигероического) фэнтези. В духе своей эпохи, когда персонажи фэнтези-рассказов почти всегда были не слишком обременены моралью и движимы не благородством и служением долгу, а жаждой власти, богатства, любви или, в крайнем случае, мести. Конечно, я бы не назвала это творение шедевром, характеры персонажей его выглядят довольно плоскими, местами почти карикатурными, моделируемые автором (вернее, авторами, потому как почти все, выходившее под именем Генри Каттнера, создавалось в сотрудничестве с его женой и талантливой писательницей Кэтрин Мур) ситуации, равно как и мотивы героев, немножко неестественны и надуманы, развязка, на мой взгляд, вообще притянута за уши. Но на шедевральность журнальный роман середины сороковых и не претендовал. Читая его, ты, как и в случае с Конаном, невольно представляешь себе, что у тебя перед глазами разворачивается вычурный, грубый и преднамеренно-простоватый комикс. Комикс, окрашенный в темные, кровавые тона, и грациозно заигрывающий с интеллектуальным читателем: «Думаете, все так просто? — Да, все просто, но совсем не так».

Мрачная техно-кельтика у истоков Амбера: Один комментарий

Добавьте свой

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: