Гвидион ап Дон — не злой, но и не добрый волшебник из валлийских легенд

В фольклоре практически любого народа есть по меньшей мере один или несколько персонажей-трикстеров. Трикстером называется персонаж-плут, этакий коварный и иногда даже злокозненный нарушитель спокойствия, хитрец, пройдоха и баламут. Трикстер (от английского слова trick — «шутка, шалость, трюк») — в большинстве случаев персонаж и не злой, и не добрый. Чаще всего он просто не проводит границы между добром и злом, движимый в своих поступках скорее обычной скукой, любопытством и жаждой развлечений, чем какой бы то ни было осмысленной (благородной или низкой) идеей.

В фольклоре Уэльса таких персонажей тоже несколько (например, к трикстерам иногда относят знаменитую Фею Моргану из легенд о короле Артуре). Но на мой взгляд, самый яркий, любопытный и неоднозначный из них — это волшебник Гвидион ап Дон.

Гвидион был одним из детей богини (или мифологической прародительницы) Дон, возможно, идентичной ирландской богине Дану. А также племянником могучего чародея, правителя северной части Уэльса, именуемой королевством Гвинед. Самого короля звали Мат, сын Матонви. У короля Мата была одна серьезная слабость. Но нет, не совсем того свойства, что вы, вероятно, подумали. Если только он не отправлялся на войну, всегда, отдыхая, он должен был держать ступни своих ног на коленях девственницы. Не по воли прихоти — только так он мог сохранить себе жизнь.

Художник Джо Мэшин


И вот случилось так, что девицу, служившую держательницей ног королю, безумно возжелал его же племянник, брат Гвидиона, некто Гилвайтви. Могущественного дядю он, конечно, смертельно боялся, поскольку ходили слухи, что тот все слышит и знает, а потому молчал о своей порочной страсти. Но Гвидион, как я уже упоминала, тоже был волшебником, хотя и не таким сильным, как Мат ап Матонви. И все же он заметил, что бедный братец чахнет и вздыхает, дознался о причинах его «недуга» и взялся пособить страдальцу.

А для того отправился он с миссией в южное валлийское королевство Дивед, пообещав своему королю и дяде Мату, что привезет оттуда чудесных животных, принадлежащих королю Придери, которых тот, в свою очередь, получил в дар от самого короля потустороннего мира, владыки Арауна. Необыкновенные животные, хранимые королем как самое дорогое сокровище, звались свиньями. Понятное дело, такая диковинка не могла не заинтересовать Мата ап Матонви, и он поручил племяннику выторговать у южан хоть несколько свиней.

Однако король Придери продавать своих драгоценных хрюшек наотрез отказался (на что, на самом деле, Гвидион и рассчитывал, поскольку и так отлично знал, что король Араун запретил Придери продавать его дар). Но почему бы не сжульничать? Нельзя продать? А обменять-то хоть можно? Придери невольно задумался. И угодил в ловушку. Гвидион пригнал к нему на обмен табун великолепных и богато украшенных скакунов и такую же великолепную свору охотничьих псов, живо провернул обмен и еще более спешно ускакал вместе с полученным стадом свиней. Ну, поторапливаться приходилось: и кони, и собаки были сотворены магией и на другое утро должны были растаять как дым.

Гвидион с добычей. Иллюстрация к «Мабиногиону» Алана Ли


Что, безусловно, и произошло. Придери пришел в ярость и, не сумев догнать коварного похитителя, объявил войну королевству Мата ап Матонви. Ничего не поделаешь, король-чародей покинул свой дворец и отправился воевать. Чего и добивались двое его бесстыдных племянников. Кот из дома — мыши в пляс. Избавившись на время от неусыпного контроля дядюшки, Гвидион с Гилвайтви на пару ворвались в его покои и немедленно изнасиловали девственницу, служившую королю.

Между тем Придери терпел поражение за поражением, и наконец, дабы избежать дальнейшего кровопролитья, вызвал своего обидчика — самого Гвидиона ап Дон — на поединок. Дуэль состоялась, и Гвидион, благодаря своему магическому искусству, победил в сражении и убил короля Придери. Вот только рано было радоваться! Вернувшись с войны домой, Мат ап Матонви обнаружил свою держательницу ног в слезах и кручине: так и так, мол, государь, не девица я больше, надругались надо мной, ищи себе теперь другую прислужницу.

И что вы думаете? Во-первых, король Мат ап Матонви оказался на удивление благородным мужчиной: чтобы спасти служанку от позора, он взял ее в жены. Не отдал в монастырь, не сбагрил провинившемуся племяннику, а женился! А во-вторых… О-о-о, во-вторых, король Мат ап Матонви воистину «знал толк в извращениях»! Призвав к себе обоих негодяев, он превратил одного из них в оленя, второго же — в оленуху. После чего велел убираться в лес и жить там как муж и жена, а через год явиться с потомством! Гвидиону с Гилвайтви ничего не оставалось, как только повиноваться.

Через год «пара» вернулась с олененком. Мат превратил олененка в мальчика и оставил при дворе. А племянников заколдовал вторично. Оленя он сделал свиньей, а оленуху — кабаном. И снова приказал вернуться с приплодом через год. Когда год спустя они привели ему поросенка, Мат снова сделал его мальчиком, ну а бывшую свинью — волком и кабана, соответственно, волчицей. И только после того, как горе-племяннички сделали ему еще и волчонка (которого он, конечно, тоже превратил в человека), наконец простил их и вернул им прежний облик.

Здесь снова просится картинка, но даже не знаю какая. Так что просто волшебник

На этом похождения Гвидиона, конечно, не закончились. Но, похоже, в какой-то мере урок пошел ему на пользу. Хотя началось все также не то, чтобы совсем благопристойно. Узнав, что король Мат ап Матонви подыскивает себе новую держательницу ног, Гвидион решил предложить ему свою родную сестру Арианрод. Конечно, история не дает однозначного ответа на вопрос действительно ли Гвидион полагал, что его сестра девственна, но ходят слухи, что он и сам спал с сестричкой (привет, Джейме Ланнистер!) В любом случае, одурачить Мата ап Матонви им на этот раз не удалось: волшебник предложил претендентке на должность переступить через его посох, что должно было показать, девица ли она. 

Тест закончился внезапными и, похоже, преждевременными родами. Верней, один мальчик-то родился вполне жизнеспособным, хотя и, хмм… водоплавающим. Сразу после рождения он прыгнул в море и уплыл прочь (подальше от этих сумасшедших, подальше!) А вот второй вышел похожим на бесформенный комок плоти. Провалив таким образом экзамен, опозоренная и страшно злая на братца Арианрод сбежала. Гвидион же незаметно подобрал новорожденный «комок невесть чего» и унес с собой. Какое-то время спустя тот все же сделался ребенком и счастливый дядя (отец?) взял маленького племянника на воспитание.

И все бы шло довольно неплохо, но на этот раз Гвидиону ударило в голову, что это хорошая идея — представить уже немного повзрослевшего мальчика его матери. Арианрод визиту не обрадовалась. Иди, мол, к черту (или к кому там? к Арауну?), братец, ты меня на весь Гвинед осрамил. А этот твой… сынок… короче, не получит он ни имени, ни оружия, ни жены, рожденной смертной женщиной, если я не соизволю ему их подарить.

Ну, пришлось Гвидиону снова хитрить. Имя и оружие Арианрод мальчику все же подарила (не узнала его переодетым), с женой оказалось сложнее. Пошел наш хитрец к своему царственному родственнику на поклон. Вдвоем сотворили они для юноши (имя он получил Ллеу Ллау Гифес) красавицу-жену из цветов, и назвали ее Блодейведд.

Еще одна иллюстрация к Алана Ли. Сотворение Блодейведд

С женой Ллеу, увы, не повезло. Красотка полюбила другого и, сговорившись с любовничком, решила избавиться от навязанного силой супруга. Выспросила, как водится, прикрывшись заботой о его целости-сохранности, какая у него есть слабость и как его можно погубить. Оказалось, что всего-то и надо: подловить супружника не дома, не вне дома, не пешим, но и не верхом, не голым, но и не одетым, не днем, но и не ночью, да еще всего-ничего — иметь при себе оружие, какое не могло быть сделано честно и законно. Хорошая загадка?

Блодейведд гадать не стала, и просто выспросила у мужа, как же это так может быть. Ну, наивный благоверный ей и поведал как на духу: надо построить на берегу баню, зайти туда в сумерках, одетым в рыбацкую сеть, одну ногу поставить на спину козла, вторую — на край котла. И вот если в этот момент кто-то ударит его копьем, которое ковали целый год, но только во время воскресной мессы — он непременно умрет. Женушка намотала на ус, а затем как раз такую смерть ему и подстроила. Но — криворукий любовник промазал и только ранил воспитанника Гвидиона. Ллеу обернулся орлом и улетел прочь от неверной.

Гвидион был в отчаянии. Его ненаглядный сын пропал! Отправившись на поиски, он с трудом набрел на дерево, под которым паслись свиньи, и жрали не что-нибудь, а падавшие сверху куски плоти. На дереве сидел орел, тело его гноилось и плоть отваливалась. Волшебник сразу же узнал сына, забрал, выходил, вернул ему человеческий облик и — пошел наказывать предательницу-жену.

Автора не помню, но картинка красивая

В общем, Блодейведд была обращена в сову (по слухам, сову в Уэльсе до сих пор зовут блодейвед), любовник ее казнен самим Ллеу банальным метанием копья… Нет, что ни говори, у Мата ап Матонви фантазия по части наказаний лучше работала! Ну, и зажили все долго и счастливо. В конце концов, может, не так уж и нужна та жена! Масса же возможностей: оленухи, волчицы, свиньи — было бы воображение!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: