Убивающий дракона

Сегодня мне хотелось бы поговорить не столько о драконах, сколько о драконоборцах. При том о тех из них, кто были, скажем так, не слишком удачливы. Верней, дракона-то они убили, бессмертную славу стяжали, однако в итоге, так или иначе, а жестоко поплатились. Чаще всего — жизнью. Потому что, как сказал один популярный автор, «драконы смертны, но смертны и те, кто их убивает».

И первым в списке таковых будет знаменитый англо-саксонский герой Беовульф.

Героев много, а вот хороших драконов — раз–два и обчелся.

Джон Р. Р. Толкин. «Чудовищи и критики»

В соответствии с легендой и текстом одноименной эпической поэмы, Беовульф был по происхождению гаутом. Гауты — древнегерманской племя, отождествляемое с гётами, жителями одной из исторических областей Швеции Гётланда, а также с теми самыми варварами-завоевателями, сокрушившими Римскую империю — готами. Отец Беовульфа, Эггтеов из шведского клана Вагмундингов, в молодости убил человека из другого клана и не смог уплатить назначенную за убийство виру. За что был изгнан и нашел прибежище среди данов — предков нынешних датчан. Конунг-правитель данов милостиво заплатил виру за Эггтеова, и тот, в благодарность, присягнул ему.

Много лет спустя, сын Эггтеова Беовульф явился ко двору постаревшего конунга данов Хродгара, чтобы уплатить долг своего отца, освободив его благодетеля от ига жестокого чудовища — великана Гренделя, в течении двенадцати лет нападавшего на чертог правителя, убивая и похищая его воинов. Ни одно оружие, выкованное человеком, не могло причинить вреда грозному Гренделю. Однако неустрашимый Беовульф сошелся с ним в рукопашной схватке и голыми руками победил чудовище, оторвав ему при этом руку. Побежденный тролль сбежал в свое тайное логово и там умер от раны.

Однако на этом беды данов не закончились: отомстить за сына пришла ужасная мать Гренделя. Природа этой женщины-чудища достоверно не известна и внешность ее в поэме никак не описывается. В современных трактовках ее представляют и как демона, и как женщину-тролля, и как чудовищную подводную ведьму, и как грозную воительницу, валькирию, даже богиню. Как бы то ни было, жила она то ли в пещере на дне озера, то ли в самой пучине моря, куда и спустился отважный Беовульф, чтобы сразиться с ней. Как и ее сын Грендель, новая противница героя оказалась неуязвимой к человеческому оружию и почти одержала над ним верх, когда тот, оступившись, упал наземь. Ведьма готовилась заколоть поверженного врага широким ножом, но тут Беовульф заметил в груде сокровищ, лежавших на полу пещеры, древний меч, выкованный самими гигантами. Ухватившись за рукоять грозного оружия, герой нанес могучий удар, обезглавив морское чудовище.

Исполнив таким образом свой долг перед конунгом данов, непобедимый Беовульф, с почестями и богатыми дарами, вернулся на родину, где, со временем, и сам сделался конунгом. Конунг Беовульф благополучно правил целых пятьдесят лет, пока не пришло время дракона.

Дракон или крылатый змей был стражем золотого сокровища. Триста лет охранял он его, пока некий провинившийся слуга, желая искупить свою вину перед хозяином, не похитил из клада драгоценную чашу. Проснувшись, дракон пришел в ярость и принялся разрушать и испепелять владеньях престарелого Беовульфа. Желая защитить подданных или погибнуть с честью, по-прежнему отважный герой облачился в доспехи и отправился к логову змея, взяв с собой лишь малую дружину из одиннадцати воинов. Тринадцатым в отряде был тот самый слуга, ставший причиной несчастья: ему было приказано стать проводником для воинов.

Явившись к подземной норе дракона, Беовульф велел своим дружинникам ждать его поблизости и решил, как в годы юности, вступить в единоборство с чудовищем. Однако силы покинули его, броня не защищала от огненного дыхания и ядовитого смрада змея, а древний меч раскололся пополам, когда герой нанес им удар по несокрушимой чешуе дракона. И ждало бы конунга Беовульфа неминуемое поражение, ибо его дружина бежала в страхе, если бы не его юный родственник Виглаф, вставший плечом к плечу со своим правителем и вонзивший свой меч в горло огнедышащему змею. После чего, тяжело раненый когтями дракона Беовульф все же нашел в себе силы, чтобы, выхватив нож, вспороть брюхо чудовищу, таким образом добив его.

Однако вволю насладиться этой победой герою-драконоборцу уже не довелось: проникший в раны яд дракона в тот же день убил старца-конунга. Над прахом Беовульфа возвели погребальный курган, в котором, вместе с ним, похоронили и все сокровища убитого им дракона.

Фафнир, скажи мне, ты мудр, я слышал…

Речи Фафнира

Вторым в числе героев-драконоборцев, которые плохо кончили, будет не менее прославленный викинг-северянин Сигурд, также известный как Зигфрид, победитель нибелунгов. Правда, в отличии от предыдущего нашего героя, убийством дракона Сигурд свою карьеру не закончил, а только начал. И в гибели самого Сигурда дракон оный если и повинен, то не прямо, а косвенно.

Сигурд был младшим сыном другого могучего воителя — конунга Сигмунда и его второй жены Хьордис. Сигмунд взял в жены Хьордис уже будучи в летах, и она отдала ему предпочтение, отказав более молодому жениху. Отвергнутый поклонник почувствовал себя оскорбленным и пошел войной на старика Сигмунда. Немолодой конунг доблестно бился, однако сам бог Один вышел против него в пылу схватки и сломал меч Сигмунда своим копьем. За этим удача отвернулась от героя и сам он пал на поле брани. Хьордис, уже носившая сына от Сигмунда, бежала, чтобы не достаться ненавистному убийце мужа, и нашла убежище в доме конунга Альфа. Там и родился будущий драконоборец Сигурд.

Воспитателем Сигурда был кузнец Регин. Он обучал юношу языкам и рунам, а когда тот подрос, стал подстрекать его отправиться за сокровищем дракона Фафнира, дескать, живешь при конунге как нищий приблуда, пора и своим добром разжиться. Подстрекал он Сигурда, конечно, неспроста: Фафнир был Регину старшим братом, а сокровище это — вирой, которую Один, Хёнир и Локи уплатили за убийство их среднего брата Отра. Сокровище было проклято и Фафнир убил родного отца, чтобы завладеть им. Регину же ничего не досталось.

Сигурд сперва отказывался, однако потом попросил Регина выковать ему меч, которым он мог бы сразить дракона. Дважды кузнец создавал для Сигурда добротные мечи, и дважды разбивал их Сигурд ударом о наковальню. Тогда Регин перековал сломанный меч отца Сигурда Грам и, когда юный герой вновь ударил мечом по наковальне, то разрубил ее пополам. Вооружившись таким образом, Сигурд вместе с Регином отправился к логову Фафнира. По совету кузнеца, вырыл он большую яму на пути, по которому дракон ходил к водопою, и сам спрятался в ней. Когда Фафнир проползал по своему привычному пути, Сигурд вонзил могучий Грам ему под левую ключицу. Получив смертельную рану, дракон стал спрашивать имя своего убийцы и имя того, кто подговорил его на это дело, а после предрек, что золото, за которым пришел Сигурд, и ему принесет скорую гибель.

Так оно и случилось. Завладев сокровищем и убив своего воспитателя Регина, Сигурд отправился в земли франков. По пути туда он наткнулся на спящую валькирию, закованную в тесный доспех. Герой разрубил доспех девы своим мечом и она проснулась. Звали валькирию Брюнхильд и была она погружена в сон самим Одином в наказание за непослушание. Сигурд и Брюнхильд полюбили друг друга и обменялись кольцами и клятвами. Однако, когда славный герой гостил в доме конунга Гьюки на берегах Рейна, жена Гьюки, что была колдуньей, сварила для победителя дракона дурманный мед, чтобы тот забыл свою Брюнхильд и взял в жены ее дочь, красавицу Гудрун. Сигурд выпил чашу и женится на Гудрун. Брюнхильд же, по совету жены, Сигурд обманом сосватал за своего шурина Гуннара.

Не простила ему этого гордая валькирия, и измены не простила. Подговорила она мужа и его братьев убить конунга Сигурда и завладеть его сокровищем. Те соблазнились и убили могучего героя спящим. Брюнхильд же после этого пронзила себя мечом и повелела Гуннару сложить погребальный костер для нее и Сигурда, а самим братьям, их сестре и всему их роду предрекла гибель и великие страдания.

Змеем сраженный — достоин он славы.

Старшая Эдда. Прорицание вёльвы

Третий драконоборец, которому предопределено погибнуть в битве со своим врагом Мировым Змеем — это, конечно же, сам бог-громовержец Тор. Ну, то есть, согласно мифу, он еще не погиб, но погибнет неизбежно.

Тор — скандинавский бог грома и молнии, сын Одина, защитник человечества, истребитель жестоких великанов-йотунов и извечный враг ужасного Змея Мидгарда Ёрмунганда. Он — самый могучий из богов и только он один может поднять огненный молот Мьёльнир. Всю свою жизнь он сражается с врагами Асгарда — инеистыми и ледяными великанами, однако главной своей целью считает именно дракона Ёрмунганда.

Ёрмунганд — один из чудовищных отпрысков бога обмана Локи и великанши Ангрбоды. Когда он был еще змеенышем, по приказу верховного аса Одина, Ёрмунганд был брошен в мировой океан. Там он вырос до невиданных размеров и стал так велик, что опоясал собой всю Землю, кусая собственный хвост. Тор не раз охотился на чудовищного змея, выходя в море, однако судьба этих двоих должна решиться в день Рагнарёка.

По легенде и пророчеству, Рагнарёк — день последней битвы богов с хтоническими чудовищами — наступит, когда связанный Локи разорвет свои путы, освободится от цепей его сын, волк Фенрир и дети Фенрира проглотят Солнце и Луну, а змей Ёрмунганд отпустит свой хвост и всплывет из глубин океана. И вот тогда Тор и Ёрмунганд вступят в жестокий последний бой. В этом бою могучий бог нанесет смертельный удар своему противнику и повергнет его наземь, но, отравленный ядом Змея, сделает лишь девять шагов после своей славной победы и также падет мертвым.

Молот Мьёльнир унаследует сын Тора Магни, мир погибнет в яростном пламени и земля потонет в море, однако потом вновь возродится, поднявшись из пучины, и немногие выжившие заселят его заново.

Факт в том, что для драконов нет ничего более отвратительного, чем человек.

Анджей Сапковский. «Предел возможного»

Однако самым ярким, оригинальным и изощренным примером расплаты за убийство дракона я бы назвала случай с древнегреческим героем Кадмом.

Кадм был сыном финикийского царя Агенора и братом похищенной богом Зевсом прекрасной Европы. По приказу отца, он отправился на поиски пропавшей сестры, но то ли не смог разыскать ее, то ли не пожелал идти против воли громовержца Зевса. Не смея возвращаться домой ни с чем, Кадм спросил совета у дельфийского оракула: что ему делать дальше? Пифия посоветовала царевичу забыть о Европе и основать новый город там, куда приведет его корова с полумесяцем на боку. Покинув Дельфы, Кадм вскоре отыскал ту самую корову и шел следом за ней, пока она, утомившись, не легла на траву. Герой поблагодарил богов и решил возвести в этом месте алтарь, чтобы принести жертву Афине. Для чего и отправил своих спутников на поиски воды, необходимой для церемонии.

Вот только спутники к Кадму не вернулись. Ручей, протекавший неподалеку, оберегал чудовищный змей, посвященный богу войны Аресу. Змей немедленно набросился на чужаков и безжалостно растерзал их. Никого не дождавшись, Кадм пошел к ручью сам и увидел окровавленные трупы своих слуг. А также возлежавшего на них дракона. Герой пришел в ярость, и, желая отомстить, убил священного змея. После чего, по совету богини Афины, вырвал у него зубы и посеял их в землю. Из земли, точно колосья, взошли вооруженные воины. Кадм, не долго думая, бросил в одного из них камнем и они стали сражаться друг с другом, и бились насмерть, пока только пятеро не осталось в живых. Они и заменили Кадму погибших спутников.

В месте, указанном чудесной коровой, Кадм основал город Фивы и стал его первым правителем. И, казалось, благоволили ему боги, ибо отдали ему в жены прекрасную дочь Ареса и Афродиты Гармонию, одарили богатыми свадебными дарами и почтили своим присутствием на бракосочетании. Однако Арес не простил герою убийства своего стража. Беды стали преследовать род Кадма, его детей, его внуков и его город. В Фивах царили гражданские беспорядки, а две дочери царя погибли у него на глазах. В отчаянье, однажды произнес славный победитель дракона такие неосторожные слова: «Если богам была так дорога жизнь этого змея и они за него наказывают меня, то лучше бы и мне самому быть змеем!» И в тот же миг тело его покрылось чешуей, ноги стали змеиным хвостом и сам он принял облик дракона. Увидев это, его верная жена Гармония попросила, чтобы и ее боги превратили в змею, и боги выполнили ее просьбу.

Не стой между драконом и яростью его.

Уильям Шекспир. «Король Лир»

Ну и последним героем-победителем дракона с трагической судьбой я назову персонажа легендариума Джона Толкина, Турина Турамбара.

Полагаю, создавая образ Турина, профессор Толкин вдохновлялся многими литературными и фольклорными источниками, по меньшей мере, сходство с определенными моментами в истории Беовульфа и Сигурда, скорей всего, заметят все. Итак, Турин, описанный Толкином в истории Средиземья, жил в Первую Эпоху, приблизительно за шесть с половиной тысяч лет до Войны Кольца. Отец его, Хурин, был величайшим из эдайн — людей-союзников эльфов, и первым смертным, посетившим сокрытый град Гондолин. Попав в плен к Черному Властелину Морготу, Хурин отказался выдать местонахождение эльфийского города, за что он сам и весь его род был проклят Морготом. Пало это проклятье и на его сына Турина.

Турин, как и его отец, водил дружбу с эльфами (сначала при дворе короля Дориата Тингола, где особо сдружился с могучим лучником Белегом, а позднее — и в Нарготронде, при дворе короля Ородрета, правившего там после гибели Финрода Фелагунда); как и отец, сражался с орками и противостоял темным силам Моргота. Однако, что бы он ни делал, за что ни брался — проклятие преследовало его, и все его усилия несли лишь гибель тем, с кем он сближался и кого защищал. Пал от его руки и преданный друг Белег, по ошибке принятый им за врага, пал по его вине и несокрушимый Нарготронд, разграбленный войсками Моргота, возглавляемыми первым (тогда еще бескрылым) драконом Глаурунгом.

Именно тогда дракон и его будущий убийца встретились впервые. И был в той битве Турин единственным, кто мог и пытался противостоять чудовищному Глаурунгу. Тогда дракон околдовал отважного героя своим змеиным взглядом и заставил поверить, что он нужен не здесь, а в другом месте, там, где сейчас страдают и тоскуют по нему сестра и мать.

Сестру Турин никогда не видел, она родилась после того, как мать отослала его. В поисках семьи, он внезапно нашел нагую, утратившую память и речь девушку, приютил ее и дал ей имя Ниниэль. Турин и Ниниэль полюбили друг друга и стали мужем и женой. Однако орки и Глаурунг и там не давали им покоя, так что, наконец, Турин задумал заманить дракона в ловушку и заколоть его мечом, спрятавшись на дне ущелья. Замысел удался и, когда Глаурунг проползал над расщелиной, Турин, подобно легендарному Сигурду, нанес ему смертельную рану. Однако и сам, наглотавшись ядовитой крови, потерял сознание.

Ниниэль нашла мужа рядом с телом умирающего дракона. И тут Глаурунг снял с нее чары, которые когда-то сам и наложил, и дева вспомнила, кто она такая. И поняла, что была женой собственного брата. От горя и стыда, она бросилась в пропасть. Очнувшийся Турин же, узнав о случившемся, бросился на собственный меч.

В общем, смеяться над живым драконом, конечно, не стоит. Но смеяться над мертвым, или тем паче умирающим драконом — и того похуже будет. Смеется, знаете ли, тот, кто смеется последним. А у драконов определенно отличное чувство юмора.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: