Что вы знаете о мифических водяных лошадках?

Нет, конечно, я не про морского конька (хотя латинское название последнего как раз отсылает к мифическому гиппокампу). Наверное, многие хоть однажды слышали про того самого шотландского келпи или, может быть, даже ирландского эх-ушке (иногда именуемого также агишки или агиски). Но мифы о водяных скакунах можно найти и в античности, причем не только у греков и римлян, но также в предшествовавшей Риму культуре этрусков, в древней Финикии и Малой Азии. Античная водяная лошадка известна под эллинским названием гиппокампус (или гиппокамп), которое расшифровывают как «лошадь-морское чудище». Выглядит этот диковинный зверь как гибрид лошади и рыбы (или, должно быть, кита-касатки): голова и передняя часть тела с двумя ногами у него лошадиная, задняя же иногда змеиная, но чаще всего рыбья. Скакать он, судя по античным текстам, может и по морю, и по суше (ну а что, две ноги — тоже хорошо!), а на всякий случай гиппокампа иной раз еще и снабжают крыльями (в особенности на этрусских и финикийских изображениях). Ну и, несмотря на грозный титул «морского чудовища», происхождение гиппокампов, надо думать, хотя бы отчасти божественное, поскольку чаще всего они служат морским богам, в частности — влекут колесницу «колебателя земли» Нептуна/Посейдона.

Римская мозаика

Трудно сказать, пришел ли миф о гиппокампе в кельтские и германские земли вместе с римскими легионами или возник там параллельно и полностью независимо, но стилизованные изображения, похожие на античных гиппокампов, находят на пиктских камнях. Поскольку от самих пиктов, кроме как раз этих резных камней с замысловатыми узорами и рассказов раннесредневековых хронистов англо-саксонского и ирландского происхождения, почти ничего не осталось, а их собственная письменность, если таковая и существовала, остается не расшифрованной, сказать с уверенностью, что существо, названное «пиктским зверем» идентично «морскому коню-монстру» эллинов, конечно, нельзя. Но чаще всего его все же сравнивают с шотландским келпи или даже знаменитым чудовищем озера Лох-Несс (которое, к слову, по-английски тоже принято называть «водяной лошадью»).

Пиктский камень с загадочным зверем

В отличии от морского коня гиппокампа, шотландский келпи чаще всего обитает в бурных водах рек, на берегах которых любит подстерегать свою добычу. Потому что келпи, как и большинство кельтских и германо-скандинавских лошадей-оборотней (а он именно оборотень) — и впрямь чудовище-людоед. Заприметив случайного прохожего, келпи может притвориться обычной, но невероятно прекрасной лошадью, такой смирной и ласковой, что путнику непременно захочется оседлать ее. Она же будет всем своим видом поощрять его желание, подставляя длинную спину. А спина у нее может удлиняться почти до бесконечности, в зависимости от того, как много седоков пожелает на ней прокатиться. И вот когда все чинно рассядутся, водяной монстр стремглав бросится в пучину вместе с наездником, который уже не сможет сойти со спины чудовища, точно приклеившись к ней. На глубине келпи безжалостно пожирает свою жертву, оставляя одну лишь печень.

Если же заманить человека лошадиным обликом не удается, келпи вполне может перекинуться прекрасным юношей или (несколько реже) девушкой. Распознать в таком ласковом красавце или красавице оборотня-келпи получается не всегда, но, если приглядеться, в его волосах почти всегда можно заметить обрывки водорослей. Рассказывают также, что ноги келпи вывернуты задом наперед и заканчиваются лошадиными копытами вместо ступней.

Знаменитая тридцатиметровая стальная статуя келпи, установленная в шотландском округе Фолкерк

Ирландцы зовут лошадь, по характеру и внешности схожую с келпи, эх-ушке или агишки. Эта лошадка живет в озерах и морских заливах, и также любит заманивать людей обличьем прекрасного скакуна, милого пони или же статного юноши с морской травой в волосах, чтобы после утопить их в водах залива или озера и полакомиться человеческой плотью. По слухам, эх-ушке — самый опасный и жестокий среди многочисленного семейства водяных лошадок. Так, он способен нападать даже на своих собратьев, если от тех несет запахом человека. Его не берут обычные пули, только сделанные из серебра, и едва прикоснувшись к его шкуре, освободиться от клейкой «хватки» эх-ушке можно разве что отрезав себе руку. 

Но прежде всего эх-ушке исключительно непредсказуем. Например, если свить особую магическую узду и после не позволять лошадке приближаться к воде на расстояние, с которого та способна почуять запах родной стихии — эх-ушке вполне можно приручить и щеголять на дивном скакуне, равного которому не будет во всей округе. Но если тот все же приблизится к воде, ездок поплатится жизнью. Кроме того, эх-ушке любит ухлестывать за молодыми девицами (безусловно, в облике симпатичного паренька), но не прочь и отведать их нежного тела на вкус — это уж как придется.

Прекраснейший эх-ушке кисти итальянской художницы Сары Форленца (Sara Forlenza)

Есть своя грозная лошадка-хищник и в преданиях Скандинавии. Зовут ее бекахестен, буквально «ручейная лошадь». Но живет бекахестен не только в ручьях, но и в реках или даже море. Чаще всего его можно видеть в тумане (не знаю как у вас, а у меня мороз по коже пошел — вот что за лошадку видел Ёжик из знаменитого мультфильма!) Обычно бекахестен предстает в облике великолепного белого жеребца, но может быть и другой масти: серой в яблоки, черной или даже голубой. Он так хорош, статен и могуч, что человек просто не может удержаться, чтобы не сесть на него верхом. А если сядет, то слезть, как и в случае с кельтскими коллегами бекахестена, уже не удастся. Коварный жеребец немедленно прыгнет в воду вместе с всадником и потопит его.

Поедает ли бекахестен свои жертвы, как это делают агишки и келпи, мне точно выяснить не удалось, но кое-где упоминаются острые клыки у него во рту, и, надо думать, они там не для украшения.

А еще бекахестен, как почти все волшебные существа, боится железа. Поэтому если бросить любой железный предмет между ним и водой, лошадь остановится и не сможет последовать этим путем, а приклееная к ее спине жертва будет спасена.

Бакахестен, также именуемый никком, на картине норвежского художника конца позапрошлого века Теодора Киттельсена

Глаштин — мифическое существо или фейри с острова Мэн. Рассказы о природе глаштинов сильно варьируются: в некоторых он — гоблин или водяной дух, в других — водяная лошадка, наподобие шотландского келпи, ирландского агишки и скандинавского бекахестена, в третьих — домовой, вроде английского брауни или даже водяной бык. Но в любом случае само название глаштина связано с водой, ибо происходит от кельтского glais — «поток, ручей».

Судя по всему, глаштин — оборотень, который может принимать облик лошади либо необычайно привлекательного, курчавого и темноволосого юноши. Впрочем, одна деталь выдает его нечеловеческое происхождение: заостренные уши.

Глаштин — большой любитель волочиться за юбками, причем его ухаживания зачастую принимают довольно грубую форму, когда похотливый водяной попросту хватает приглянувшуюся девушку и рвет на ней одежду. Однако иногда неудачливый любовник все же остается с носом, а верней — с оторванным клоком юбки в руках, оставленным ему очередной сбежавшей «дамой сердца».

Вот такого глаштина нарисовала для прошлогоднего инктобера французская художница Cyci The Conqueror

В валлийском фольклоре тоже есть своя водяная лошадь кефил дур. Особенностью этой лошади надо назвать то, что, подобно античному гиппокампу, она зачастую крылата. И хотя обитает кефил дур также в глубинах водоемов (чаще всего — горных заводей и водопадов), способ убийства неосторожного всадника избирает несколько другой: взмывает ввысь и сбрасывает седока со спины, позволяя бедолаге разбиться о камни. Ну, или выпрыгивает прямо из водоема и топчет человека копытами.

Впрочем, жители южного Уэльса утверждают, что кефил дур далеко не всегда однозначно враждебен людям, чаще всего он выступает в роли шутника-трикстера, и незадачливые наездники, решившие оседлать его, обычно отделываются ушибами, купанием в холодной воде или даже попросту жестоким потрясением от скачки над землей. А иногда и вовсе считается доброжелательным духом-проводником.

Если скандинавский бакахестен прячется в тумане, то валлийский кефил дур способен на большее: он сам обращается в туман. И, похоже, это также одна из его излюбленных проказ. Ну а кроме того он вполне способен принимать облик различных животных и человека.

Валлийский кефил дур художницы с Бермудских островов Skye-Fyre (она вообще рисует очень много мифологических лошадок)

В Нортумберленде, на границе Англии и Шотландии, водится две разновидности существ, склонных шутить схожие шутки: брэг и дунни. Оба принимают облик лошади или добродушного ослика и также приглашают прокатиться на них верхом, после чего сбрасывают седока в лужу или колючий куст и с хохотом убегают прочь.

Ну а еще в один ряд с водяной лошадью, наверное, можно поставить водяного быка, легенды о котором тоже часто рассказывают на Британских островах (и, конечно, не только там, но и во многих других частях света). Шотландский водяной бык носит название тарф ушге. Да, вторая часть слова та же, что в названии лошади эх-ушке, потому что ушке/ушге — не что иное, как «вода» (кстати, слово «виски» происходит от этого же корня). Бык обитает в озерах и морских заливах, как и агишки или келпи, умеет менять облик, притворяясь человеком, но обычно более дружелюбен, чем водяные лошади, и, похоже, иногда враждует с ними. По крайней мере, вполне может защитить от злобного келпи невинную девицу, и, прошу заметить, сам ситуацией не воспользуется.

Да и вообще, по-видимому, предпочитает коров двуногим шотландкам. Вот тех покрывает нередко, и потомство от тарф ушге родится чаще всего странное: или безухое вовсе, или с короткими ушами, окрашенными в пурпурный или ярко-алый цвет. Обычно считается, что такие телята приносят несчастья, а потому сразу после рождения их умерщвляют. Причем утопить теленка от водяного быка нельзя, он просто не тонет. Однако в северных частях Шотландии напротив полагают, что потомство тарф ушге — самое высококачественное потомство и ценят его на вес золота.

Тарф ушге из игры Final Fantasy XIV

И совсем уже напоследок можно вспомнить водяного козла, известного абсолютно всем под прозванием козерога. 

Вот только выяснить наверняка откуда растут ноги этого зодиакального символа мне не удалось. Похоже, его прошлое основательно забыто. Одна из версий возводит существо с головой и передними ногами козла, но хвостом рыбы к легендарной козе Амалфее, кормилице юного бога Зевса. Но зачем Амалфее рыбий хвост? Другая утверждает, что в рыбу обернулся козлоногий рогатый бог лесов и пастбищ Пан, спасаясь от чудовищного Тифона. Третья и вовсе объявляет его шумерским богом воды Энки, символом которого и был вот такой рыбо-козел.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: