Двенадцать фактов обо мне

1

Я была первым ребенком в семье. То есть последней игрушкой. Большую часть своего раннего детства я провела в компании бабки и прабабки. И еще — книжек, которые они не ленились читать мне вслух. И, наверное, по стольку раз, что я умудрялась выучивать их наизусть. Говорят, что в трехлетнем возрасте я читала по памяти «Дед Мазай и зайцы» — подвиг, на который я сейчас была бы просто не способна.

2

Читать я выучилась так рано, что уж и не помню когда. По крайней мере, в пять я запросто читала сама и не могла уразуметь, что такого странного и удивительного в этом находят взрослые.

3

Больше всего, тем ни менее, я любила сказки, которые рассказывала бабка перед сном. Она сочиняла их на ходу, все время новые, разные, непредсказуемые. Иногда, как я сейчас понимаю, в их основу ложились сюжеты вполне взрослых книг, вроде «Отверженных». Однако самыми любимыми у меня были два цикла сказок о трикстерах: сказки об отважном и благородном разбойнике Базилио (видимо, Робин Гуде) и сказки про черта, который наказывает злодеев, коварно подшучивая над ними.

4

Когда мне было лет шесть, к нам в гости приехал мой двоюродный прадед. Он был поэтом-любителем и даже публиковался в журналах и газетах. Помню, что тогда мне впервые пришло в голову, что писать стихи может не только кто-то далекий и недосягаемый, но любой. А значит и я могу?

5

К двадцати годам я исписала стихами восемь или десять толстых общих тетрадей. Сперва это было просто баловством, потом — наверное, тоже, своего рода, эскапизмом. Все эти труды сейчас валяются где-то в доме моей сестры, если она их, конечно, не выбросила.

6

В четырнадцать лет я попала в театральную студию. У нас был очаровательный уютный подвальчик с психоделическим макетом птеродактиля над входом. Мы даже пытались поставить пьесу «Похитители чудес» Льва Устинова, где я должна была играть роль Лета. Мужскую роль. Мальчиков у нас, как водится, серьезно не хватало.

7

Мой переход от сказок к мифам случился примерно в то же время: я прочла «Легенды и мифы Древней Греции» в пересказе Николая Куна. Прочла раз десять, наверное. От корки до корки. Знала имена почти всех богов и героев. Больше всех мне нравился бог-трикстер Гермес.

8

Первые свои несколько пьес-сценариев я сочинила тоже по мотивам греческих легенд. Одну — про Нарцисса, другую — про Актеона. Потом было еще множество пьес и пьесок, в основном, для моих же самодеятельных театральных трупп. Но некоторые я писала просто как литературу, без оглядки на то, возможно ли показать такое на сцене. Длиннющую пьесу по мотивам сказки «Аленький цветочек» я бы сейчас, наверное, назвала своим первым (и, кажется, последним) любовным фэнтези. Все они, скорей всего, давно потеряны, о чем я не слишком-то и сожалею.

9

Около года я училась на режиссера, но потом бросила, решив, что и так поняла главное: научить режиссуре нельзя, ей можно только научиться самому.

10

«Властелин колец» Джона Толкина был первым прочитанным мной настоящим фэнтези. Произошло это за пару лет до выхода первой части знаменитой экранизации Питера Джексона. Толкин покорил меня с первой книги, я ушла с головой в мир Средиземья, продолжив приключения с «Хоббитом» и «Сильмариллионом». А уже потом был долгожданный фильм. Который, по большей части, разочаровал. Да, фильм я не люблю. И соглашусь с Кристофером Толкином: по сравнению с книгой, фильм — пустышка. Хотя и в красивой обертке.

11

Уже точно не помню, почему я решила взять имя Бранвен. Кажется, оно было просто созвучно названию коротенького инструментала Bron-Y-Aur горячо любимых мною Led Zeppelin. Хотя кто такая Бранвен, дочь Ллира я на тот момент тоже уже превосходно знала. Потому как, когда сказки Толкина закончились, я начала читать «Мабиногион».

12

В середине 90-х прошлого века, во многих популярных газетенках (особенно тех, что так любила читать моя мама — о пришельцах, привидениях и прочей мистике и фантастике) часто публиковали специальную табличку, по которой можно было высчитать кем ты был в прошлой жизни. Помню, у меня получалось, что я была ирландским пьяницей где-то в десятом или одиннадцатом веке. Тогда я, конечно, только посмеялась. Но, кажется, что-то в этом все же есть. По крайней мере, ирландские легенды и ирландская музыка — это две вещи, которые просто сводят меня с ума. А вот пиво я предпочитаю шотландское. С шотландцами в этом никому не сравниться!

Реклама

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑